Вторник, 23.04.2019, 23:44Главная | Регистрация | Вход

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Апрель 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

Мини-чат




Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0



часть 2 Илья "горы далекие, горы туманные.."
Галя: Дневка. День был теплый, все расслаблялись! Илюха еще со вчерашнего вечера решил покорить вершины, чем сегодня и занялся (вернулся к ночи, весь разодранный, замученный, но счастливый..). Мужики удили рыбу, женщины устроили постирушку. После обеда всем захотелось движения. Юля с Машей в сопровождении Богуса и Женьки тоже решили покорить вершину, правда, чуть пониже, чем Илюхина. Все остальные отправились на озеро, которое находилось на противоположном берегу, на стоянке МЧС. В любом случае надо было перебираться на другой берег, подумаешь проблема! Уселись все 12 человек на катамаран и переплыли..)). А дальше клуб по интересам, кто на гору, кто купаться. До озера пришлось идти по горной тропке. Тропа сначала шла вдоль воды, понизу, а затем, довольно неожиданно ушла вверх. Для кого-то может быть это и ерунда, но для меня – это проблема! Для того чтобы высоты не бояться, надо либо вообще этого не бояться, либо привыкнуть. Для того чтобы привыкнуть – нужно время! У меня его не было. Тропинка ушла резко в гору, и все продолжили путь, как ни в чем не бывало! Я так не могу! Ну страшно мне! Еще какое то время я передвигалась, начиная потихоньку хлюпать носом.., а потом случайно глянула вниз…, и все! Ступор! Мозги отказываются соображать, ноги передвигаться! Истерика! Чтобы придти в себя, надо собрать волю в кулак, а эта воля такая капризная…, размазалась по горе и не хочет собираться :(. Впереди меня шел Паша, время от времени он оглядывался, проверяя, жива ли я еще. А когда увидал, что я уже «не жива» сижу на горе, вцепившись в пучок травы – растерялся.. :). Выручил Игорь! Вообще то следующий рассказ должен быть его, и начинаться со слов: «Иду я как-то с удочкой по лесу…. :)». На самом деле все так и было! Игорь, человек опытный, знает как бороться с женскими истериками.. :), привел в чувства! Озеро не обмануло моих ожиданий, там было тихо, тепло и уютно! Искупались раз, искупались два.. :) и т.д. день тянулся медленно, но всем было хорошо!

Юля: Сегодня собирались на гору сходить. Проработали маршрут, определились с участниками и … осталось только пообедать. Сегодня к столу было подано «хе», засоленное с утра. Двинулись в путь. Илья еще раньше куда-то ушел. Сказал, что скоро вернется и отправиться с нами. Не дождались. Для достижения нашей цели надо перебраться на другую сторону. Практически все собрались с нами, но не на гору, а на озеро. Кое-как причалившись на противоположном берегу, я, Маша, Саша и Женя отправились покорять вершину, другие – купаться. И вот началось наше приключение. Промежуточная цель – забраться на гребень. Поднимались не в лоб, так как с нашей стороны выступала скала. Пришлось немного обойти. Дальше мы придерживались тропинки, помеченной грибами (которых больше нигде не было). Таким образом, без особых усилий оказались на гребне. А вот впереди и первый «балкон». Вид с него великолепный, но это ведь не вершина! Далее гребень представлял собой перо, шириной метров 20. Второй «балкончик» представлял собой пустую площадку склона, заросшую лишайником. Взбираемся дальше, поедая по пути немного красноватую бруснику (что очень раздражает Женю). Ура! Наконец-то мы на вершине! Можно теперь попить. Ха-ха… Мы поднялись на триста метров над речкой для того, чтобы попить воды из нее же. Невероятно! А какая красота отсюда! Виден «Окинский» порог. Вот бы кто прошел сейчас по нему… Отсюда он просматривается хорошо. В «позорную» трубу прекрасно можно увидеть камешки, а, тем более, рассмотреть валы. Я бы не сказала, что с трехсот метров этот порог выглядит нестрашным. Стоит только представить там катамаран… Также долго любовались окружающими горами. В голове возникают планы, которым, скорее всего, не суждено сбыться: хочется сходить и на ту острую вершину, и погулять по пушистому хребту, и по вон той расщелине забраться на маленькую скалку. И почему-то, стоя на обрыве босиком все равно чувствуешь себя тяжелым человеком, поэтому хочется прыгнуть вниз, в реку. А, в Крыму, например, хочется летать. Но Саяны с Крымом не сравнить. Здесь ощущается вся сила природы. Скалы, на которых кое-как примостились деревья, мощная река и близкое небо… Но жарко, вода кончилось – надо спускаться. Это было гораздо легче. На середине горы сделали привал, упав на мягкий мох. Стали поедать чуть покрасневшую бруснику. Минут через пять-семь Женя начал вслух рассуждать о том, что как можно есть эту гадость и что за это время мы могли бы уже спуститься. Стоит заметить, что рука его при этом то и дело совершала путь от кустиков брусники до рта. Стоит заметить, что ягода была удивительно вкусной (а, может, нам это тогда только так казалось?). И таким образом мы спустились к реке за сорок минут, где, наконец-то, попили воды без ограничения. Дойдя до места, на котором мы были брошены, обнаружили, что катамарана нет, а на другом берегу заметили вполне понятную суету. Вскоре мы прибыли на стоянку. УРА! Мы это сделали, а, главное, вернулись целыми и невредимыми (даже странно). После ужина нас ждала баня. Богус помыл голову шампунем. Интересно, дождь пойдет сегодня или завтра? Когда практически все искупались, вернулся Илья. С одной стороны жалел, что не взял фотоаппарат, а с другой… В общем, мы поняли, что адреналина он получил достаточно.

Илья: «Горы далекие, горы туманные, горы…»

  Горы были близкими, не особо высокими, совсем не туманными, но манящими. Вода, катамараны, люди – все это здорово, но это другое. Это разные плоскости.
  Собственно, я с первого дня понял, что если не залезу куда-нибудь наверх – себе этого не прощу. И вот вторая дневка, время – полдень. Заняться нечем. Более подходящего момента не отыскать.
  Географически ситуация сложная. Через речку – полого уходящий вверх хребетик: гарантированно проходимый, с хорошей перспективой. То, что нужно. Но – через речку. На нашей стороне – весьма отвесные, изрядно заросшие нагромождения с непонятной перспективой, сомнительным удовольствием и отсутствием (главное) уверенности, что подъем даже на 100 м реален.
  Политически ситуация еще более непроста: реализовать желаемую компанию возможности практически нет, а на своей стороне реки реализовать с желаемой компанией желаемую прогулку нет возможности и тем более.
  «Вот проблемы у чудика», - подумает это читающий… Да нет, нет никаких проблем. Просто размышлялки о возможности стрельбы по всем зайцам. Успехи – как оговорено в пословице :).
  Посему выбор сделан: прямо сейчас, прямо здесь, прямо один, три – два - раз – пошел. Не забыв, само собой, джентльменский набор: кроссовки, чтоб не поскользнуться; шорты, чтоб прикрывать «пятую» точку от терновника; футболка, чтоб было чему на поясе болтаться. Ну и фонарик, само собой. Приятно все-таки, что хоть чему-то собственный опыт научить может :). Ну и главное конечно: часы с альтиметром – для более умного выражения лица.
  Здорово. «И весь такой – гордый, и весь такой – в шляпе…» В шортах - то есть. Ну а дальше что? Прямо за лагерем подниматься возможности нет. Почему – уже не помню. Вверх по течению – тоже какие-то проблемы. Остается одно направление. После 15 минут вышагивания по прибрежным камням выясняется, что на пути – узкий и высокий гребень, нависающий грозно над прижимом отвесом, по которому на высоте метров 15-20 можно (теоретически) пробраться (как мне в тот момент показалось). Но для начала – это все-таки перебор. Тем более, что сотней метров раньше был замечен камнесход, по которому метров на 100 уже можно залезть.
  Вот и славненько. Потопали.
  Камнесход, ясно дело, оказался не из пологих. Собственно уже по нему передвигаться пришлось преимущественно на четырех конечностях. Тут-то я сразу вспомнил и оставленный Милин фотоаппарат, и в последний момент отговоренную Машку, которая уж было собиралась топать со мной. В обоих случаях здесь бы, видимо, путешествие и закончилось. Но, увы! Гипотетические спасатели остались в лагере :).
  Я, вообще-то, уходя из лагеря и размышляя о дороге, в какой-то момент задумался о том, по какой поверхности предпочтительнее всего было бы топать. Камнепады торжественно заняли почетное место где-то в последней группе самых неудобных покрытий. Ха-ха. Это было лучшее из всего, на что пришлось наступать. :) И уж, забегая вперед, на обратной дороге каждый камнесход был просто праздником.
  Возвращаемся к самому первому. Итак, взяв курс по нему наверх, я очень быстро с двух конечностей опустился на четыре, а еще через некоторое время из горного туриста превратился в альпиниста… Добравшись, наконец, до места, где можно было встать, не цепляясь судорожно руками за камни, и оглянувшись назад, – я все понял. Вспомнил про скалу любви, про многочисленные альпинистские байки и осознал, что обратно мне здесь не спуститься :(. Но это меня, по счастливой случайности, в транс не повергло – подумалось, что проблемы в этом особой нет, и что сверху я, наверное, смогу найти приличный спуск – оттуда же лучше видно! :) А потому вперед и вверх!!!
  Итак, через полтора часа после выхода задача-минимум была решена. Кусок скалы (который я про себя называл пальцем Каларандашвили – ну не знаю почему, хоть убейте) был покорен. Излучина реки, три ката, девчонки на берегу – всё как на ладони. Красота необычайная. Чуть дальше – Окинский порог. Очень здорово. Примерно 400 м, если не ошибаюсь.
  Усталости нет, время есть, настроение есть, перспектива видна… Ну что еще идиотам нужно??? Идем! Постепенно отчетливо вырисовывалась наивысшая точка окружающих гор. К счастью, она оказалась на моем хребте – все здорово. Подъем.
  Господи, как же хорошо, что это не Кавказ. Ежевичник, конечно, встречался и здесь, но если б его количество было сопоставимо хотя бы порядком – я бы отправился следом за динозаврами. А так ничего – живой. Кстати, на начальном этапе подъема я очень старательно обходил побеги борщевика, аккуратно ставил руки и ноги, памятуя о здешних рептилиях, нежно обпрыгивал пресловутый ежевичник…
  Пропуская подробности этого подъема, примерно часа через 3 после выхода я взгромоздился на 2000 м, потом еще на несколько десятков метров, и оказался на вершине. Эмоции – побоку: кому это знакомо, тот и так мое состояние поймет, для прочих мои слова, наверно, будут пустым звуком. Все начало ущелья – как на ладони. Стоянка – как на ладони (главное, микроскоп не забыть): разноцветные точки катов, Окинский с Бурятским миллиметрового размера. Класс! Увы, в другую сторону от ущелья ничего не видно. А я так надеялся… но тылы прикрывал еще один хребет – почти вровень с моим. На соседнем хребте (вверх по течению Оки, если можно так выразиться) – серебряная нитка реки. Опаньки. …к вопросу о жажде. Но это – крюк в добрый десяток километров, с неплохой потерей высоты, без понятного спуска. В общем, я не решился, хотя к воде очень хотелось.
  А с водой ситуация была следующей. Собственно, возможность взять воду из лагеря была, я об этом помнил, но здраво рассудил, что необходимости тащить рюкзак с флягой нет. Все мои воспоминания о способностях собственного организма были подтверждены, что меня вполне порадовало.
  Примерно метрах на 1800 уже стало хотеться пить. С этим желанием, как известно, можно жить безмерно долго (в разумных пределах :)), но одновременно мне попались кусты черники. Страсть до чего не люблю лопать в незнакомых местах незнакомые ягоды, но тут промашки быть не могло, и я не отказал себе в удовольствии натрескаться черники. Знал ведь! Все же знал!
  Через 10 минут ощущение гармонии в желудке и во рту прошло – опять стало хотеться пить – и тут мне опять попались заросли, в которых уже с меньшей уверенностью была узнана брусника. Эх, надо было хоть тут остановиться. Так нет же! Еще через 10 минут, одновременно с очередным посылом организма: «Хочу пить!», попадаются кустики какой-то фигни, которая не была похожа на волчью ягоду и вороний глаз (а я больше ничего ядовитого и не знаю), а потому была признана съедобной! В общем, все эти трапезы были большой ошибкой, конечно. Но с другой стороны, они еще служили и мини-привалами, так что, может, оно и правильно было…
  Да, кстати! Очень прикольно выглядела вершина. Это было такое нагромождение камней, похожих на камнесход с эпицентром в самой высокой точке. Надо будет спросить Цветкову, как такое получается.
  Начав спуск вниз, быстро осознал две вещи. Во-первых, не на шутку устал! А вниз еще 1000 м ужасной дороги. Во-вторых, спуск – это не просто сложнее, чем подъем, это – во много раз сложнее!!! Пролетев первые 100 м камней и оценив расход сил на объективно самом простом участке, я грязно выругался (извините за интимные подробности). Впрочем, эти первые 100 м сподвергли меня на то, на что обычно не способно сподвергнуть что-либо. :) Я ПОДУМАЛ… спокойно сформулировав для себя концепцию спуска. Очень правильную, кстати. Странно, правда, что ноги не переломал себе с этой концепцией. Кстати, эта светлая мысль тоже несколько раз меня посещала: «Вот ломаю я, допустим, себе здесь ногу! Ну вот и что дальше? Весело…»
  Меру усталости, оказалось, можно определять по частоте смотрения на альтиметр! :) В начале я посматривал на него через каждые метров 100 высоты. На обратном пути: сначала через метров 20, а к середине спуска я и вовсе успевал иной раз взглянуть на него дважды, пока он показывал одну и ту же цифру. :)
  Метрах в двухстах от вершины, пролетая по все тому же камнесходу, я вдруг был остановлен звуком! Звуком журчащей воды! Сопоставив этот звук со своим немелким желанием пить, со всем, что приходилось слышать о миражах, с расстоянием от вершины и характером поверхности, я пришел к выводу, что сейчас за слуховыми еще и зрительные галлюцинации пойдут! :) Нет, ну не бывает в таких местах воды! Тем не менее (предварительно себя поколов, пощипав и убедившись, что звук не исчезает), я начал аккуратненько спускаться, стараясь звука не терять. Еще чуть ниже – в дырке между двумя здоровенными валунами с помощью фонарика (не зря ж его с собой таскал) я таки разглядел нечто блестящее (а может это были как раз те самые зрительные галлюцинации). Собственно, сексуально-политического значения это не имело. Имело значение то, что достать ЭТО не имелось возможности! :) Поэтому насытившись урчанием ручейка и организма, требующего воду, я дернул вниз. Навстречу большой воде. Ох, как она манила там внизу, вьющейся ниткой прорезая зеленую растительность…
  Через некоторое время спуска я наконец был поставлен перед выбором… впрочем я же знал об этом с самого начала. Можно было уйти левее по более пологому, менее заросшему спуску, но с перспективой оказаться отрезанным от наших скалой с прижимом. И можно было податься вправо на путь, которым поднимался, и который был оценен, как невозможный для спуска. Второй раз за день ДУМАТЬ было бы перебором, поэтому я просто пошел влево.
  Первый добрый знак в виде опять-таки журчания воды появился довольно скоро. Тот водный поток, который так внушительно журчал под камнями, оказался, чего и следовало ожидать, рекой с водопереносом стакан в минуту. :) Но кое-как обмыть царапины и залить кой чего внутрь удалось.
  Дальше было достаточно скучно. Очень непростой, но все же проходимый спуск: несколько возвратов, несколько безнадежных траверсов, несколько попыток переломать ноги, несчетное количество мини-царапин, микро-порезов, нано-ушибов – ну не было уже сил уклоняться от всего, что щетинилось, щерилось, наползало со всех возможных направлений. И вот уже журчание большой воды, и вот уже на альтиметре меньше 100 м, и вот уже подступающее к горлу ощущение счастья, которое вторым апогеем (первый – на вершине) приходится на момент возврата. И вот уже полный плюх в большую реку. И релаксация, и … В общем, это сложно передать. Знаю много красивых слов, но ни одно из них не передаст всей глубины этого момента (эх, жаль, меня никто не заставил кавказские похождения описать…).
  Ну и вот. Постирались. Оделись. Зализали раны. Домой. Быстренько. Последний рывок…
  Последний-то – последний. Но вот на счет быстренько… Тут-то и началось самое интересное.
  Нависающая над прижимом метрах в 15 гряда отсюда казалась даже еще более проходимой. Но когда я попробовал ее одолеть, продираясь через бесконечные паутины Саянских пауков…
  Ой, совсем же забыл про эти чудные создания рассказать: таких чудес я не видел никогда в жизни – при том, что размеры их немногим больше, чем размеры наших родных среднерусских крестоносцев, паутинку они плетут такую, что нужно не просто махнуть рукой, дабы выбраться, а еще и силу приложить. Вот. Но обнаружил я все это уже на обратном пути в состоянии повышенного пофигизма, поэтому исследовать этих «орлов» на ядовитость ни сил, ни времени не было.
  Так о чем это я… Ах, ну да. В общем, оказалось, что над прижимом есть место, которое не видно снизу ни со стороны лагеря, ни с моей стороны. Оно представляло собой почти нулевой отвес длиной метров 10, высота над водой – метров 15. Может чуть больше. Этаж 5-6 примерно. Внизу прижим. :) Все по отдельности как бы нестрашно. Отвес такой (в Саянах порода делает это возможным) по вертикали был взят еще в начале пути (это как раз там, где обратно я решил не возвращаться). 15 метров – не такая уж страшная высота. В воду падать с такой высоты приходилось. :) Но все вместе… Вероятность успешного траверса(!) по такой стенке – ну допустим, 10%, непопадания головой на камни – ну 40%, выплывание из прижима – не знаю… спасателей нет, каски нет – ну вряд ли больше 20%. Итого, шансы – 1 к 124. М-да. :(
  Тут уже стало как-то не до смеха. И я решил, сидя среди пауков, оценить еще раз спокойно обстановку.
  Итак, передо мной участок достаточно спокойной реки длиной метров 200. С одной стороны он ограничен прижимистым порогом, над которым я восседаю. С другой – абсолютно такой же фигней на противоположном берегу. Надо мной уходит вверх гребень: не скалистый, но очень крутой. Настолько крутой, что на первый взгляд залезанию не поддается в принципе. Выполаживаться он начинает на высоте метров в 350-400! 350-400! – а я понимаю, что не в силах даже на 100 заползти. Гребень весь зарос кустарником – колючим, насколько мне снизу видно, - и борщевиком, что мне уже абсолютно все равно. Печаль еще усугубляется тем, что если пробовать брать его в лоб,– остаются все те же шансы, сорвавшись, угодить в прижим. Плюс к тому, радости доставляет воспоминание о том, что с другой-то стороны – со стороны лагеря – я на этот гребень смотрел! И признал его негодным для подъема! Ой-ой…
  И тут мне в голову приходит спасительная идея! Река 100-150 м ширины, 200 м длины… А что… Можно попробовать… Я спускаюсь.
  Внизу нависающее над водой дерево. Ну что ж, славненько. Рождается еще одна мысль: вряд ли, конечно, народ догадается пойти искать меня ниже по течению, но когда-то ведь им сюда придется спуститься: а то уж навечно фигурировать в списках «пропавших без вести» совсем не хочется. Я вешаю на дерево флагом майку (любимую синюю майку с безмерным количеством дырок и надрывов во всех мыслимых и немыслимых местах – пусть только кто-нибудь попробует ее не узнать), рядышком вешаю шорты, на ближайший камень кладу фонарик, кроссовки.
  Поехали… С выбором места все предельно понятно. Чем ближе к порогу, тем больше шансов. Не очень понятно с выбором направления. С моей скоростью все примерно понятно, со скоростью реки – ну только совсем примерно. М-да. Следующие 3 минуты я провожу в размышлениях о смысле жизни, тщетности всего сущего и направлении движения (забегая вперед: мои умозрительные рассуждения разошлись с теоретическими примерно на 30 градусов). Ну а дальше я принимаю неправильное решение. Собственно, я знал, что оно неправильное, еще в момент принятия, но сработала, видимо, защитная реакция организма и не дала этому знанию помешать процессу. Я решил поставить простенький эксперимент: 20 гребков вперед, кувырок, 20 гребков назад – оцениваем время, дальность, расстояние сноса. Конечно, не стоило этого делать. Конечно, оказавшись в критической ситуации, я бы и руками махал в 2 раза быстрее, и ногами бы барабанил в 4 раза сильнее. Думаю, 1 к 2 – это реальная оценка шансов. Эксперимент же показал, что шансов нет. Не нужно было его ставить.
  Но об этом легко сказать сейчас. И про «реальную оценку шансов» легко сказать сейчас. В тот же момент (на что и рассчитывала защитная реакция организма – я ее знаю :) ) от былой решимости не осталось и следа. И теперь этот несостоявшийся заплыв будет мучить меня, как мучили бы мост через Днепр и банановый зацеп, если б не были реализованы.
  Время стремительно двигалось к 7. И уже потихоньку начинало темнеть – ущелье все-таки. Надо было принимать решение.
  А вариантов-то, собственно, и не оставалось. Поэтому дальше идея сформировалась простая: метрах на 100 на гребень, по уши в кустарнике, взбирались одинокие деревца. А деревца – это лучший шанс не долететь до низу.
  В общем, дальше опять скучно. Хватаясь за борщевик, ежевичник, вгрызаясь руками в землю, ногами, головой и прочими частями тела помогая себе в меру возможностей, съехав всего один раз, я вполз-таки на этот гребень…
  Если бы я был в другом состоянии – свежем, с силами и т.д., я бы пришел, видимо, в ужас. Обратная сторона гребня была скалой, прорезанной парой водостоков. (Господи, ну я же это и так прекрасно знал).
  А дальше уже выбора не было совсем: пытаться двигаться по гребню вверх – это значит опять траверсить по уши в колючках, а потом опять грызть землю зубами, пытаясь набрать высоту. Да еще и безо всяких гарантий – хотя теперь, конечно, тот путь, который ранее был оценен как «невозможный», стал уже (в мозгах) абсолютно реальным.
  А раз выбора нет – в водосток! Чтобы я делал, если б в нем оказался хотя бы трехметровый водопадец, не знаю. После двухметрового с большим трудом удалось зацепиться за колючки. И вообще это были полчаса благодарности природе за то, что колючки ею созданы.
  В общем, опираясь «пятой точкой» на колючки, остальными конечностями – куда придется, через 30 минут я съехал к третьему апофеозу путешествия за день. Пожалуй, по силе он мог соперничать с тем, который был на горе. :)
  Пятнадцатиминутная дорога до лагеря заняла, мне кажется, полчаса. Такого физического опустошения и душевного подъема не было достаточно давно! Здорово! Все это закрепилось абсолютно остывшей баней и благородно сохраненной рыбой Хе, оставив, пожалуй, одно из самых ярких походных воспоминаний.
Copyright MyCorp © 2019 | Конструктор сайтов - uCoz