Четверг, 19.07.2018, 04:59Главная | Регистрация | Вход

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Июль 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Мини-чат




Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0



Ока 3 часть
25 июля. Галя: Хмурое утро… . Встала рано, не выспалась. Поскольку девчонки на дневке устроили себе девичник (легли все в одной палатке), то к нам перебрались Сашка с Женькой. Женька ночью спит тихо, как мышка, в отличие от Костика с Сашкой. Те…, храпели на славу! Первую скрипку, конечно, играл Костя, но Сашка с удовольствием ему вторил.. . :) Да и вообще… , что то я нервная стала. 
По лагерю ходил один Сашка, он тоже любитель ранних подъемов. На самом деле и мне это очень нравится, встаешь с утра, так тихо, все спят… . Сашка, а иногда к нему присоединяется и Игорь, варят утренний кофе, можно спокойно посидеть, поговорить. Потом уже начинается обычная утренняя суета. Вот и этот раз ничем не отличался от остальных, ну или почти не чем.
Юля: Сегодня решили выйти пораньше. С этой целью и встали часов в девять. В общем, результат нас удовлетворил: в двенадцать были уже на воде.
Не забыли внести свою лепту в музейное хранилище (одеколон "Шипр" – от Гали; прочитанный детектив - от Женьки; карандаш – от «Икеи» и записку о нашей команде – поименно) и двинули в путь. Пройдя даже без просмотра порог «Пронеси Господи-2», дальше долго плыли более или менее спокойно, ожидая следующих препятствий. Единственное, чем запомнился этот порог, - это найденные после него достаточно приличные кеды. Для Паши. Теперь ему не придется хлюпать все время в порванном кеде.
Периодически останавливаемся на рыбалку. В это время безуспешно пытаюсь найти грибы. Даже поганки редко попадаются.
Галя: Вообще, ущелье очень красивое! Я поймала себя на мысли, что раньше я все время фотографировала, пыталась ухватить прекрасные моменты жизни.. , а теперь - нет?! Это не значит, что «моментов» стало меньше, это значит, что я стала по другому воспринимать окружающий мир! Теперь любуюсь и просто впитываю все в себя! Идет накопительный процесс, и фото не сможет передать ту красоту, которая запечатлелась внутри, во мне. Хотя. Если рассматривать поход, как мероприятие общесемейное, то может я и не права. Может для Кости и Даши очень важно, чтобы природа и они сами в этой природе были запечатлены? Я не спрашивала, но так, иногда, достаю фотоаппарат и снимаю что-нибудь приглянувшееся.
Юля: «Рыжики» ушли вперед: рыбу они не ловят. Без происшествий, почти не заметя, прошли порог «Ары-Бурье». Вскоре после него встретили «Рыжих». Они нас ждали в небольшой заводи, загорая на песочке. Поступило предложение остановиться здесь же. Но после критического осмотра территории решили искать более подходящее место для дневки. Стоило нам только выйти из этой заводи, как с нашей стороны река практически остановилась и ветер стал дуть в ненужную нам сторону. Эх, пошли на «четверку», а приходиться упираться и грести. Ура! Наконец-то мы вышли на струю.
Часы показывают 18.00. А вот за поворотом и стоянка. С одной стороны песчаный пляж, с другой – камни (не крупные). Палатки разместили в лесу, а костровище со «столом» на небольшой песчаной ступени. 
Пошли на рыбалку. Поймали не хариусов, а мордиусов. Самый большой оказался 41 см! Он был очень страшный. Мутант, наверно. Марина даже отказалась его чистить. Зато сделали «хе».
Сегодня день для меня не очень удачный. Сначала уронила кусок сала с хлеба. Пошла его мыть. Кое-как отскребла песок и, … возвращаясь, уронила опять. Направившись обратно к воде, споткнулась и выронила драгоценное сало в речку. Значит, не судьба. А когда я, наконец-то, вернулась к своей тарелке, чуть в нее не наступила.
Пошел дождь… Единственное, что поднимает настроение, - это натянутый впервые желто-синий тент-«колокольчик». Хотя было и еще кое-что… Паша с Ильей исполнили дуэтом песню про козлика. На их беду, у них это очень хорошо получилось.
 
26 июля. Утро встретило меня с бодрого вопроса Саши: «А что это там за рыба?»  Она была отловлена им совсем ранним утром. Так как в этом я не очень-то разбираюсь, то идентифицировать результат Сашиной рыбалки мне не удалось. Единственное, что это был явно не хариус. Оставались 2 варианта: ленок или таймень. Вскоре встала Марина, которая без тени сомнения заявила, что перед нами ленок. Весил он кило двести, но выглядел большим.
Сегодня дежурили я, Маша и Женя. Первый раз в своей жизни самостоятельное дежурство (но, конечно, с помощью Милы). Каша получилась вроде ничего. А на обед сварили уху из нашего первенца–ленка и закоптили рыбу. С этой целью была сооружена коптильня, немного смахивающая на баню.
Снова пошла в лес. Ведь надежда умирает последней. Итог: одна маленькая сыроежка. Хотя попалась и парочка поганок на длинных-предлинных тонких ножках. Эх, что же это такое?
Маша целый день передвигалась на четырех конечностях, собирая камешки. Безуспешно пыталась найти маленький кусочек лавы. Честно говоря, в своем увлечении она была не одинока. Интересно, сколько килограмм у нас перегруз в самолете на обратном пути будет?
Поздно вечером около нашего лагеря были обнаружены какие-то фосфорицируещие корешки. Опять песни под гитару. Еле уговорили Пашу спеть песенку про козлика. Он, наверно, уже пожалел о вчерашнем выступлении.
 
27 июля. Все раньше и раньше стали отправляться в путь. Сегодня на воде были уже в 11.30. Наш план на этот день – дойти до притока Тэргэтэ.
Сегодня наш экипаж валета немного увеличился. К нам пришли в качестве пассажиров Маша и Даша. Наверно, они новых ощущений искали. Ха, обратились по адресу. Пороги «Харагольский-1 и 2» проходили женским экипажем: Марина, Таня, Даша и я, которая каким-то образом стала капитаном (Игорь в это время просто ловил рыбу, свесив ножки с посудины). Дальнейший наш путь представлял собой череду шевер с прекраснейшими видами Орхо-Бома.
И тут наше неторопливое путешествие было радостно прервано обедом, так как завхоз плыла на «Рыжике» впереди всех. Когда суп уже сварился, кое-кто заметил исчезновение двух членов нашей команды: Маши и Даши. Как они пояснили потом, гоняться по всему лесу за бурундучком – очень увлекательное занятие, и поэтому обед отошел у них тогда на второй план. Как же мне бедное животное жалко!
Дальше плыли совсем спокойно. Честно говоря, делать совсем ничего не хотелось. Вдруг попадается нам красивая скалка, под которой очаровательная ямка. Саша не стал упускать этот шанс и закинул спиннинг с Женькиной блесной. И сразу же на нее попалась огромная рыбина. Почему-то решили, что это таймень. Но, к нашему огромному сожалению, он сорвался вместе с новенькой блесной. Потом правда, рыбина еще долго показывалась нам на глаза: наверно, блесну хотела нам вернуть. Правильно, а за чем она ей?
Вскоре увидели стоянку. Это был остров, который во время наводнения заливался водой, о чем свидетельствовало состояние почвы под ногами. До Тэргэтэ осталось совсем чуть-чуть. Решили остановиться здесь. На часах – 18.00.
Сразу же была замечена особенность этой стоянки. Здесь было море красной брусники. Она, конечно, была не спелая, но выбирать не приходилось. Хотелось хоть каких-то даров леса.
На ужин Мила выдала сухари. Целый мешок. Непорционально. А потом Паша взялся жарить рыбу для детей, то есть для меня, Маши и Даши, так как она была маленькая («не наш размерчик»). Как ни странно, почему-то резко в нашей компании прибавились люди, которые относят к такой категории, как «ребенок». Они, конечно, совершенно справедливо заметили, что они тоже ведь чьи-то дети. Вот так и поели рыбки, которую тут же окрестили «рыбой по-детски».
Сегодня мои поиски определенных даров леса увенчались хоть каким-то успехом: я нашла одну крупную сыроежку. Больше, к огромному сожалению, ничего. Даже поганок.
Сегодня почему-то ужасно хотелось спать. Погода, наверно. Но противиться своему желанию я не стала и в десять часов легла спать.
 
28 июля. Сегодня встала очень рано: часов в семь. Бодрое настроение испарилось почему-то сразу после того, как я попила кофе. Для восстановления утраченного я отправилась в лес за брусникой. Но это не помогло, и я пошла обратно в палатку. Что же это за сонное состояние?
Снова проснувшись около одиннадцати часов, на нашей стоянке в бодрствующем виде практически никого не обнаружила. «Интересно», - подумала я, - «мы сегодня плывем или нет». Чего-то я столько всего пропустила вчера вечером и сегодня утром! Как оказалось, плыть-то мы собираемся, но и спать всем хочется. Все-таки сделали выбор в пользу первого. В связи с этим по лагерю были объявлены подъем и пятиминутная готовность. Ну, или чуть больше … 
Пока тянулись неспешные сборы, я, Маша и Саша пожарили мою вчерашнюю сыроежку. На палочке. В общем-то, получилось очень даже вкусно. К сожалению, понравилось. Придется больше времени проводить в поисках грибов.
Пришлось потратить огромный запас энергии завтрака, чтобы уговорить Женю поменяться местами на катамаранах. Только на один раз. Согласие мы все-таки получили, но не за просто так, конечно. За шоколадку. Даша с Машей ему пообещали. Такое, ощущение, что они что-то задумали.
Итак, села на «Синяк». Приготовила свои колени к длительному, неудобному для них положению. Плыли мы 10 минут. Честно говоря, было даже немного обидно. Настрой был ведь на другое.
В конце концов, нашла, куда пристроить свою энергию. Снова пошла в лес. (Между прочим, здесь нет ничего смешного!). Исход данного мероприятия не мог предугадать никто. Три подосиновика. И сыроежки штучки две. Но какие это были грибы! Мы их так долго ждали! И когда я принесла в лагерь эти прекрасные молодые, крепкие грибочки, народ удивился. Очень удивился. Долго думала, что же с ними сделать, пока Ася не предложила испечь их на решетке в фольге. Так и сделали. Какие же они получились! Просто сказка! Когда я открыла упаковку, в которой готовили, сразу почувствовался чудесный аромат чего-то ужасно вкусного. Но внешний вид многим доверия не внушал. Честно говоря, похожи они были на высохших слизняков (в свое время приходилось такое видеть). Видимо, подобное сравнение пришло не только мне в голову. Но энтузиазма по съедению ЭТОГО не убавилось лишь у меня и Аси. «Ну и ладно», - подумали мы и принялись за своеобразный деликатес. Все остальные наблюдали за нами. К концу нашего «пиршества» им захотелось тоже попробовать. Видимо, увидели, что с нами ничего не происходит. Но, по идее, надо было подождать часа два. Все, скорее всего, справедливо рассудили, что через столько времени от грибов останется лишь одно воспоминания. К моему сожалению, почему-то всем понравилось. А грибов-то – дефицит!
Снова пошел дождь. Игорь и Саша ушли куда-то ловить рыбу. По соседству с нами встала команда из Нижнего Новгорода под названием «Горький». Они и были позваны сегодня вечером к нам в гости.
Приняв наше приглашение, они пришли не с пустыми руками. Был преподнесен великолепный торт с АПЕЛЬСИНАМИ (!). Для детей. Все тут же снова вспомнили, что тоже чьи-то дети… И, когда на землю опустилась непроглядная тьма, гитара оказалась в руках у наших гостей. Услышали много незнакомых или забытых песен. Всех особенно порадовала песня «Про чижика» и «А я ежиков люблю…» (с этими словами многие косились на Асю, вернее, на ее прическу).
А еще… Есть у нас с Галей такое желание каждый поход: хочется огурцов соленых. Мы с ней долго мечтали, как приедем в Иркутск и купим огурцов, непременно соленых. И наедимся снова, чтобы отбить это ненормальное желание хотя бы на ... неделю. И тут. Представьте себе. Поздний вечер. На горы опустился туман. Трещит костер. Поются песни душевные песни под гитару. Вдруг эту гармонию нарушает негромкий голос одного из команды «Горький»: «Кто огурцов хотел соленых?» И ставит на стол баночку… Да, этот момент я запомню надолго. Дальнейшее описывать, по-моему, бессмысленно.
Вот на такой оптимистической ноте и закончился этот длинный-предлинный день.
 
29 июля. Сегодня часов в шесть утра кое-кто отправился к нашим вчерашним гостям на блины. Говорят, было вкусно…
Как только встали, сразу заметили, что вода стала очень мутная и при этом на много поднялась.
А для меня утро какое-то чересчур сонное получилось. Выпив за завтраком крепкого кофе, чтобы уничтожить этот недостаток сегодняшнего дня, быстренько отправилась за грибами. Хотя, по итогам этого собирательства, можно считать, что я отправилась просто «подышать свежим воздухом». Подумав, что этот неудачный день надо начинать заново, пошлепала все-таки спать в палатку.
Когда проснулась, часть группы тихо резалась в карты, а Саша черпал ложкой из котелка последние капли супа. Это, видимо, был мой обед. Пришлось самой искать чего-нибудь покушать, так как завхоз куда-то делась. Вытряхнув из куска хлеба практически всех жучком, увидела скромно стоящую у дерева ополовининую банку тушенки. Решив, что нечего зря пропадать такому продукту, нашла чистую ложку и приступила к своему обеду. Тут пришла Мила и как бы между делом заметила, что эта тушенка была оставлена на ужин. Но было уже поздно. Поэтому я со спокойной совестью доела оставшуюся.
Сегодня решено сделать баню. С этой целью ободрали всю кору с огромного дерева, мирно лежавшего на краю нашей полянки. Баня получилась очень жаркая.
Вечером снова пели песни под гитару, но не у костра, а прислонившись к смолистым деревьям (конечно, мы это не сразу заметили). Ложась спать, все не на шутку были обеспокоены все еще поднимавшейся водой. По идеи, при слишком «благоприятных» обстоятельствах, первая палатка, которая окажется в воде, будет наша. С этой светлой мыслью мы и легли спать.
 
30 июля. Проснувшись утром, с удивлением обнаружили, что находимся еще на суше. Сегодня наша цель – дойти до конца Орхо-Бома, где и сделать последнюю в этом походе дневку. Говорят, плыть недолго. Хочется верить. Наконец, где-то около одиннадцати мы оказались на воде. Вода была непривычно мутная. Почему-то казалось, что под тобой така-а-ая глубина…
Почти сразу прошли какую-то шиверку. И вдруг наши любопытные взгляды усмотрели на берегу почти незаметную табличку. Первая мысль: откуда она взялась и что там написано. И когда вторая мысль почти до конца пришла в голову, вдруг руки сами собой потянулись к карте. Выловив на нашем путеводителе неприметный значок памятника, взгляд непроизвольно опустился до циферки 59, под которым значился… порог «Мельница», которого (после прочтения описания) немного, совсем чуть-чуть, побаивались! В моей голове пронеслось только недоуменное «ха-ха». В общем, нет слов – одни эмоции.
Вскоре нас ожидало другое препятствие под оптимистическим названием «Центрифуга». Пока плыли, ловя в шиверах рыбу, разные предположения возникали по поводу вида предстоящего порога. Прошло совсем немного времени, и мы смогли воочию убедиться, что названия порогам все-таки незря дают. Сначала поток с огромной силой несет посудину к скале, от которой идет отбойная волна. Ощущение было такое, будто сейчас валет наш разломит пополам, так его заднюю половину еще несло с огромной силой к скале, в то время как переднюю с неменьшой силой отбивало в другую сторону. Все это продолжалось несколько секунд, но запомнилось надолго, особенно, наверно, Марине, которая чуть не выпала. Таню же всего лишь накрыло с головой. И каким-то невероятным образом на меня и Игоря попали только несколько капелек.
После порога река резко расширилась и приобрела спокойный характер. Все. Пройден последний порог Орхо-Бома. Когда осознаешь эту мысль, тебя одолевают двоякие чувства. С одной стороны какую-то, наверно, гордость доставляет осознание того, что пороги пройдены практически без потерь. Но с другой стороны… впереди уже маячит окончание похода. Что весьма жалко. Но хорошего понемножку.
Ориентируясь по карте, наш руководитель дал команду искать стоянку, даже несмотря на то, что проплыли мы всего около трех часов. А вот впереди уже виднеется мощный приток – Хойто-Ока. В глаза сразу бросается удивительный факт. Вода в притоке, в отличие от нашей реки, прозрачная и намного холоднее. И четко видна граница слияния двух громадных сил в одну.
Слева сразу была замечена стоянка, расположенная вдоль этих рек. Место – просто класс! Песчаная коса. Вдоль Оки на берегу лежат валуны. А берег Хойто-Оки представляет собой почти цивилизованный пляж с почти чистым песочком. В тени лиственницы стоит небольшой деревянный столик с лавочками. Палатки можно ставить где угодно – выбирай на свой вкус (согласитесь, такое бывает редко). Хочешь – прямо над водой, на маленьком обрывчике. Хочешь – в лесу на песочке или на траве. За предполагаемым лагерем есть полянка с по крайней мере не зеленой брусникой. В лесу – шиповник, малина, костяника. Также видела замечательные поганки – белые зонтики сантиметров тридцать в высоту. Сразу вспоминается мультик, в котором под одним грибочком в дождь спряталось много зверьков… Просто сказка, а не стоянка! Хотя было и одно большое «НО». На берегу стояла моторка.
Вскоре вернулись и ее хозяева. Это оказались два представителя местного рыбнадзора. Пришлось чистить и засаливать пойманную за сегодняшний день рыбу за самой дальней палаткой… От них получили ответ на давно волнующий нас вопрос. О грибах. Оказывается, нынешней весной в этих краях все было затоплено, в связи с обильными дождями. Во мне они чуть не убили последнюю надежду.
Также эта встреча принесла нам огромную радость в виде оставленной свежей буханки хлеба. Больше недели такого не ели! Каждый раз в такие моменты думаю о том, что в походе поднять настроение может поднять такая мелочь, которая в обыденной жизни не вызвала бы никаких эмоций.
Садясь обедать, все уже были в предвкушении и краем глаза поглядывали на хлеб. Но тут Мила «одним движением руки» развеяла все надежды, убрав его со стола и с нетерпящим возражения тоном сказав, что хлеб будет к «хе». Вот так. И все стали привычно ложкой топить сухарики в супе.
После обеда все разбрелись во все стороны: кто-кто пошел рыбу ловить на другой берег, кто-то попытается наконец-то насладиться ягодами, кто-то стал играть в карты, ну а я как всегда отправилась в лес за грибами. По таким склонам погуляла! Но все усилия стоили того: я нашла несколько подосиновиков и сыроежек. Когда вернулась в лагерь, обнаружила там только играющих в карты. Из моей «добычи» ничего существенного, конечно, не сделаешь. Я решила пожарить их в фольге на углях. Костра почти не было, так что грибы испортить было практически невозможно. Но я постаралась. Непонятно каким образом, а факт остается фактом: грибы оказались приправлены пеплом с песочком. Хотя даже это не остановило народ, и грибы были быстро сметены находящимися в лагере.
Время уже подходило к ужину, а народ с рыбалки все еще не вернулся (они были на другом берегу Хойто-Оки). Вскоре уже в районе костра стали стучать ложки. А рыбаков еще не было. Только несчастный Костя безнадежно слонялся по другому берегу реки (до него, наверно, тоже долетали эти прекрасные звуки ужина). Мы же уже принялись пить чай с неограниченно выданными сухарями. Косте, наверно, совсем уже стало грустно. Но не оставлять же его там, на другом берегу, героически умирая с голода. Честно говоря, сложно теперь определить, кому первому в голову пришла одна безумная идейка… И тут же народ засуетился: нашли пластиковую банку, в которую был сложен весь ужин, включая хлеб и ложку, и веревку (для того, чтобы драгоценный ужин при неблагоприятном стечении обстоятельств не уплыл). Сначала проводили эксперимент просто с веревкой. Результат: до противоположного берега она долетает – прямо в руки Косте. Приступили ко второй части задуманного. К веревке привязали ценный груз. Наступил долгожданный момент и … ничего не получилось: банка не долетела до того берега! После нескольких безуспешных попыток эта идея была брошена. А вскоре уже и остальные рыбаки вернулись и были полноценно накормлены ужином, после которого на стол был выставлен целый канн «хе».
После такого насыщенного событиями дня в лагере началась обычная «мирная» жизнь. Пели песни (среди которых были и произведения «КиШ», звучащие в палатке), играли в карты, смеялись, даже жгли свечки.
Потихоньку догорали последние свечи… Зажигались на небе яркие звездочки… Обе реки в унисон пели тихую колыбельную… Народ помаленьку расходился по своим палаткам… Вот так тихо-мирно закончился этот сумасшедший день…
 
31 июля. Сегодня дневка. Проснулись черт знает во сколько. Все позавтракали недостаточно спрятанными сухарями и оставшейся рыбой. Сегодня дежурили я, Маша и Даша. Нашу сваренную к 12 часам кашу уже никто не хотел есть. «Ну, и ладно», - подумали мы.
Примерно к этому времени уже окончательно было решено, на какую гору подниматься, и, соответственно, состав участников данного мероприятия. На этот раз народу прибавилось. Хочется назвать этих героев поименно: Богус, Галя, Ася, Мила, Илья, Женя, Паша и, конечно, я (куда уж без меня-то). 
И вот, наше очередное приключение началось. Благополучно переправились на другой берег Хойто-Оки. На этом вся легкость нашего путешествия закончилась. 
Сначала пришлось корячиться вдоль реки по берегу, совсем не предназначенному для прогулок. Когда дошли до деревьев, с одной стороны было хоть, за что держаться, а с другой – стало еще круче. На этом-то месте мы и разделились: Ася с Милой пошли сразу вверх, а остальные решили еще немного «прогуляться» вдоль берега. И вот решили подниматься. Пессимистично хмыкнув, начали подъем, цепляясь всеми четырьмя конечностями за камни, траву. Вскоре гора стала немного положе, зато появился борщевик. Кроме него держаться было не за что. Хорошо, что этот монстр не оказал должного воздействия: только у меня кожа на руках немного воспалилась. 
И вот на нашем пути попалась скала, которую лучше бы обойти. Для этого пришлось карабкаться по сыпучке. Странные ощущения: периодически наступаешь на камень, а он с грохотом летит вниз, иногда натыкаясь на редкие деревья. Да, это место не из приятных. Лучше вниз не смотреть.
Благополучно пройдя это препятствие, наткнулись на заросли малины (жаль, ягод там не было). Что ж, наша цель – вершина, и нас мало, что может остановить, а такая мелочь вообще не в счет. 
Вскоре мы оказались на перевале. И пока кое-кто ходил на разведку (куда дальше идти было непонятно), остальные наслаждались великолепным видом, открывшимся с ближайшего выступа. Конечно, перед нашими любопытными взорами открылись горы, покрытые лесами. На их фоне Хойто-Ока кажется особенно мощной стихией, прокладывающей свою извилистую дорогу сквозь не очень молодые горы. Также долго любовались на недосягаемые кедровые шишки, висевшие прямо напротив наших глаз. А какие горы вдалеке! Их синева создает ощущение какой-то нереальности, сказки, картинки. И усиливают это еще и тени от медленно плывущих облаков. Наши рыбаки не забывают о своем любимом занятии ни на минуту, и, конечно, они не упустили возможность похвалиться, где были вчера. 
Вскоре вернулись разведчики, и все отправились дальше по тропе, которая была тут же окрещена «козьей». Сначала было ничего: можно было даже не смотреть под ноги. А потом… Тропинка резко закончилась, и дальше надо было идти вверх сквозь заросли борщевика и крапивы (веселенькая смесь!). Пару раз поскользнувшись, наконец-то выбрались на гребень. Лично у меня сил осталось немного: давала знать больная коленка. Но вершина была уже близко, и путь к ней был чудесен: моховой ковер с красными вкраплениями брусники. И вот… Самый прекрасный момент во всем этом мероприятии: выходишь на вершину, а там… Гора резко обрывается, но на ее крутом склоне все равно умудряются вырасти великолепные кедры и лиственницы. А внизу, практически под нами, встречаются две мощные реки, образую одно целое. Находящиеся на горизонте горы создают невероятное ощущение непробиваемой стены, ограждающей всех нас от каких-то оставленных дома проблем. Здесь ты находишься в странном состоянии – где-то между небом и землей. Это незабываемое чувство, которое очень сложно выразить словами и объяснить тем, кто там не был.
Когда прошло состояние трепета перед красотой природы, началась обычная «жизнь» на вершине: достали перекус (шоколад), воду (вон из той речки), посмотрели в «позорную» трубу. Стали запечатлевать эти прекрасные мгновения на память потомкам. Галю даже загнали на самый край (мне ее жалко было). 
Вдоволь насладившись всеми удовольствиями нашего путешествия, решили, что пора спускаться. Начали потихоньку сползать вниз (в прямом смысле!): по всему склону росла брусника. Наконец-то добрались до тропинки. Обратно решили пойти немного по другому пути. Спускаться стало значительно интересней. Подошли к очередной ступени спуска. Предстоящая перспектива впечатляла: практически голый склон с кое-где попадавшимися деревьями. По примеру Саши, стали съезжать на корточках. В этот раз мои ботинки подвели меня: как только я оттолкнулась, поняла, что затормозить самостоятельно я вряд ли смогу. Помогло попавшееся на моем пути дерево. Дальнейший спуск продолжила, держась за скалу. Вскоре добрались до той сыпучке, по которой поднимались. Моя больная нога упорно требовала, чтобы я даже не пыталась благополучно спуститься на этом участке. Пришлось ее попросить немного помолчать: другого пути все равно не было. И вот привал. УРА! С уставшим видом покидали друг в друга шишки и отправились дальше в путь.
Странно, но на подходе к реке чувствуешь тоже, что и перед самым последним шагом при подъеме на вершину. Вот и все. Сели на катамаран – это та самая жирная точка в таких путешествиях. Почему-то, только слезешь с посудины, как откуда ни возьмись появляются новые силы, и все начинают, перебивая друг друга, делиться впечатлениями. На лицах слушателей этих великолепных рассказов можно было увидеть два противоположных мнения по поводу нашего путешествия: «Никогда бы туда не пошел (не пошла)» и «Почему же я туда не пошел (не пошла)». Приятно наблюдать такую реакцию со стороны. 
Совсем вечером снова пожарили рыбу «по-детски».
На нашу огромную поляну сегодня поселилась еще одна группа. Когда они причалили, мы занимались той ерундой, которая стала традицией водных походов. Мы с девчонками откопали в недрах рюкзака всевозможные резинки и заколки. Прически делали всем желающим и не очень. Интересно, почему от этого поднимается настроение не только у участников, но и зрителей? Наверно, вспоминается счастливое детство.
Спать легли не поздно: завтра отправляемся в длинный путь.  
 
1 августа. Утро началось обычно. В воздухе даже не витало ощущение скорого окончания похода (ведь Орхо-Бом уже закончился).
11 часов утра. Вот мы и на воде. Сразу же после выхода нам надо пройти не особо мощный левый прижим. Мы, т.е. валет, первыми взялись за «взятие этой крепости» и … потерпели поражение. Но это тоже приносит массу новых ощущений. Сначала тебя несет с огромной скоростью на неприветливый камень, а потом с немалой силой отбрасывает назад, в спокойную воду. 
Прошли только с третьего захода. А потом с некоторой завистью наблюдали красивое прохождение этого препятствия другими членами нашей группы. 
Далее нас ожидала спокойно текущая вода. И все сосредоточили свое внимание на окружающей природе. Марина прямо по курсу увидела поразительную картину. Представьте себе. Темная скала, до которой еще не дошли лучи утреннего света. Прямо перед ней находится ярко освещенный солнцем палец, на вершине которого растет одинокое дерево. Да, это надо не фотографировать – это надо рисовать!
Вскоре пошли какие-то небольшие шиверки. Время от времени останавливались, чтобы половить рыбу. Хотя долго тоже не стояли, ведь сегодня надо проплыть как можно больше. 
Привыкнув к бесконечной череде несерьезных препятствий, мы совершенно спокойно пошли на наскучившее покорение очередной шиверы. Но не тут-то было. Со стороны все казалось вполне безобидно: валы метр-полтора, камней никаких. Я, с радостной физиономией, съезжаю вместе с катамараном с первого гребня. Восторженный взгляд устремлен вперед: сейчас будет еще одна «горка». И тут… В валет резко ударяет встречная волна, и под этим мощным ударом с меня слетают шлеи. Теперь передняя часть валета поднимается вверх, а на нас с Игорем обрушивается огромная волна, которая пытается меня унести за собой. Честно говоря, ей это почти удалось. Спасло меня от возможного плавания свободным стилем только то, что моя нога застряла между каркасом и баллоном. Вот и прошли эту безумную шиверу, которая даже не имеет названия. Попыталась вынуть ногу – не получилось. Мои руки здесь тоже мало могли помочь. Возник вопрос: как вообще она туда попала? Игорь чуть не сломал весло, пытаясь увеличить проем в этом «капкане». Когда моя нога оказалась на свободе, я по-настоящему испугалась. Вдруг как в замедленном фильме я вспомнила происходящее несколько минут назад. А если бы моя нога не застряла, что бы было?
Конечно, все хорошо, что хорошо кончается, но теперь я стала бояться даже малейших покачиваний посудины. А шиверы все продолжались и продолжались… 
Около семи часов вечера мы стали присматривать стоянку. Плыли все рядом, по спокойной воде. Я, решив уйти с этой недружелюбной посудины, переползла на «Синяк». Часом позже пристали к сравнительно высокому каменистому берегу: в глубине находившегося здесь леса просматривалась какая-то стоянка.
Так оно и было. Были, конечно, стоянки и получше, но плыть дальше уже совсем не хотелось. Это место на меня производило своеобразное мифическое впечатление: ощущение было, что мы находимся где-то в подземелье. Солнце почти скрылось за горами, высокие деревья практически закрывали путь для оставшегося света, в двадцати метрах от берега поднималась стена, картину дополняли растущий повсюду папоротник больших размеров и кое-где поваленные деревья.
Нога моя, которая попала сегодня в «капкан», распухла, но, что удивительно, синяка там не было. 
После такого долгого дня ужасно хотелось спать, поэтому ни долгих сидений у костра, ни песен под гитару в этот вечер не было.
Copyright MyCorp © 2018 | Конструктор сайтов - uCoz